Массовый снос исторических зданий в России — кризис исторической городской застройки PDF Печать E-mail
11.12.2012 20:48

Какой бизнес в настоящее время в России приносит больше доходов своим владельцам — туристический или строительный? Вопрос, можно сказать риторический, ведь всем известно, сколько стоят квадратные метры недвижимости в новостройках, а сколько путешествие по природным красотам Карелии или тур по историческим местам, например, Твери или Казани.

Снос архитектурных памятников


 Сергей Иванович Смирнов. Москва. Звенит, занимается день (фрагмент). 1997

Именно высокая доходность строительного бизнеса в последнее время оказывает влияние на изменение облика российских городов, которые просто на глазах «обрастают» новейшими конструкциями из бетона и стекла.

О сохранении исторического облика древних городов в подобной ситуации задумываются лишь специалисты-историки да местные жители, выросшие в данном районе и привыкшие видеть милые сердцу пейзажи и уютные дворики вместо заасфальтированных парковок и типовых многоэтажных домов.

Ни для кого не секрет, что стабильно растущая стоимость земельных участков в центральных районах городов все чаще становится основной причиной сноса исторических зданий. Данная проблема ни в коем случае не является прерогативой только Санкт-Петербурга и Москвы, хотя именно здесь снос памятников архитектуры и зданий, насчитывающих вековую историю, вызывает наибольший резонанс. Печальная судьба превратиться в руины грозит многочисленным историческим зданиям всех городов России, в том числе и входящим в знаменитое Золотое Кольцо.

Наиболее высокие шансы «уцелеть» в борьбе за самые привлекательные земельные участки в центральных городских районах имеют объекты недвижимости, отнесенные к памятникам архитектуры и истории, внесенные в соответствующий государственный реестр. Однако чтобы получить право на столь высокий статус здание должно отвечать некоторым требования, так как только солидного возраста зачастую недостаточно. Так, недвижимый памятник архитектуры и истории должен иметь:

  • эстетическую ценность;
  • представлять собой объект культурного наследия;
  • являться образцом того или иного архитектурного стиля;
  • иметь историческую и социальную ценность.

Таким образом, наибольшее значение и самые большие шансы получить статус памятников истории и архитектуры имеют здания, в возведении которых принимали участие знаменитые архитекторы, проживали известные исторические деятели, сооружения, оказывающие значительное влияние на формирование городского пейзажа, возведенные до революции и так далее.

Кроме того, во многих городах России имеются так называемые исторические территории, зоны, признанные ценными для градостроительства, культуры и архитектуры. Любая строительная деятельность на данной территории должна строго регламентироваться, каждое возведение зданий требует многочисленных согласования и индивидуального решения властей.

И все же, даже статус памятников архитектуры, а также расположение на охраняемой территории, далеко не всегда становится гарантией сохранности и бережного отношения к историческим зданиям.

Конечно, снос старинных зданий в России начался вовсе не в последние несколько лет — сразу после революции 1917 года в Москве и других городах наблюдалось массовое разрушение исторических сооружений, в основном церквей и храмов.

Охрана культурного наследия


Иван Алексеевич Владимиров. Снятие царских гербов Долой орла! 1917-1918

Так, только за первые 20 лет существования Советского Союза были разрушены такие московские храмы, как Храм Христа Спасителя, Церковь Спиридона, епископа Тримифунтского, построенная еще в 1629 году, Церковь Флора и Лавра у Мясницких ворот, возведенная в 1657 году, Церковь Троицы Живоначальной в Полях — памятник истории XVI века и многие другие здания.

Процесс уничтожения старинных российских церквей, дворцов и зданий продолжался и в послевоенные годы, во время массовой перестройки и расширения столицы, например, в 1964 году был взорван Храм Преображения Господня в Преображенском. Интересно, что, несмотря на массовые протесты прихожан и сбор подписей в защиту храма, пережившего московский пожар 1812 года, власти мотивируя свое решение строительством на месте храма станции метро «Преображенская площадь» все же снесли здание, а станция метро в итоге была возведена в другом месте.

С развитием рыночных отношений, когда оказалось, что строительный бизнес — дело чрезвычайно выгодное, снос исторических зданий в России принял еще более массовый характер. Так, наиболее резонансными делами последних лет стали:

  • Теплые торговые ряды — комплекс торговых зданий постройки 1870 года, снесенные компанией Елены Батуриной «Интеко» в 2008 году;
  • историческая застройка Садовнической набережной, снесенная, несмотря на расположение в охранной градостроительной зоне в 2009 году;
  • Усадьба Алексеевых, уничтоженная в 2010 году по указу Александра Алексеева, занимавшего в то время пост префекта Центрального административного округа.

В Санкт-Петербурге за последние 8 лет, согласно данным, собранным активистами движения «Живой город», было снесено порядка 109 исторических зданий дореволюционной постройки, в том числе и находившихся в охранной зоне. Безусловно, по словам самих активистов, далеко не все здания имели большую культурную ценность, однако большинство из них все же целесообразней было бы сохранить, реконструировав и восстановив внешний облик. Самыми громкими делами по сносу исторических зданий «северной столицы» стали снос здания на Невском проспекте 68, а также демонтаж манежа и казарм лейб-гвардии Преображенского полка.

Конечно, у исторических зданий есть и свои защитники. Как уже было сказано выше, в Санкт-Петербурге защитой исторического облика города занимается организация «Живой город», в Москве наибольшую активность в деле охраны памятников истории и архитектуры проявляет общественная организация «Архнадзор», существует также и Всероссийское общество охраны памятников культуры и истории.

Деятельность «Архнадзора» стала одной из причин того, что властями столицы было принято решение о запрете сноса исторических зданий в центре Москвы.

Деятельность данных организаций нельзя недооценивать, так, активистам «Живого города» в итоге удалось добиться пересмотра решения о строительстве «Охта-центра» напротив Смольного, а деятельность участников «Архнадзора» стала одной из причин того, что властями столицы в мае 2011 года было принято решение о запрете сноса исторических зданий в центре Москвы и было отозвано свыше 200 уже выданных разрешений на строительство.

«Последней каплей», приведшей к тому, что Департамент культурного наследия решил встать на сторону «Архнадзора» стал снос компанией Capital Group доходного дома работы архитектора Кольбе, расположенный на Большой Якиманке. Первоначально застройщик обещал сохранить фасад здания, проведя реконструкцию, однако в итоге дом, простоявший 110 лет, был просто снесен экскаваторами.

Казалось бы, после такого важного решения московского правительства о судьбе исторических зданий (по крайней мере в белокаменной) можно не беспокоиться, ведь состав комиссии, выдающей разрешения на снос исторических зданий пересмотрен и ее заседания теперь будут проводиться в открытом режиме.

Однако уже после данного решения властей был проведен снос флигеля городской усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских и дома Феоктистова на Большой Ордынке, так что в деле защиты исторического облика российских городов точку ставить еще слишком рано.

В частности, не так давно РЖД заявила о том, что планирует снести здание Кругового депо Николаевской железной дороги. Здание постройки 1849 года является единственным круговым депо в Москве, относится к культурному и историческому наследию России и охраняется государством. Первые попытки уничтожить депо были сделаны еще в 2009 году, однако тогда здание удалось отстоять. Теперь РЖД мотивирует свои действия необходимостью расширения четвертого главного пути и увеличения пропускной способности Московской железной дороги.

Специалисты считают мотивы главного железнодорожного перевозчика России спорными и указывают на то, что в настоящее время по данному направлению проходят значительно меньше составов, чем, например в 80-х годах, так что острой необходимости в расширении путей сообщения нет.

И все же РЖЖ настроена серьезно, еще в апреле, во время сноса Веерного депо, также относившегося к Николаевской железной дороге, начались разговоры о том, что Круговое депо станет следующим разрушенным историческим железнодорожным зданием. Руководство перевозчика заявило, что без решения Комиссии по сохранению зданий в исторически сложившихся районах снос проводиться не будет, однако Веерное депо было уничтожено без соответствующего решения властей столицы, а Департамент культурного наследия Москвы неоднократно высказывался против подобных действий РЖД.

Если сравнивать положение исторических зданий в России с городами Европы, то сравнение получается настолько не в пользу нашей страны, что говорить о каких-либо положительных тенденциях не приходится вовсе.

Защита памятников архитектуры


Heinrich Tomec. Nerudova Ulice, Prague. 1909

Действительно, в Праге, Париже, Берлине, Будапеште, до сих пор существуют целые исторические кварталы, с жилыми зданиями постройки XIX века, полностью сохранившие свой исторический внешний облик и в то же время отвечающие всем современным представлениям о комфорте внутри. Во всех государствах Западной Европы арендаторы и собственники исторических зданий несут ответственность за их сохранность и в случае несоблюдения законов владельцам грозят очень солидные штрафы.

В России же за последние десятилетия в таких городах, как Нижний Новгород, Ярославль и Вологда произошли уже необратимые изменения в исторической части, поменяли облик целые городские кварталы.

Застройщикам гораздо выгоднее просто снести историческое здание, чем попытаться бережно сохранить хотя бы его фасад, ведь работы по реконструкции и историческому восстановлению обойдутся значительно дороже обычного строительства новостройки.

Конечно, Россия не одинока в попытках сохранить исторические здания, на Украине подобная картина наблюдается в Киеве, где уже были снесены дом, ставший местом рождения Михаила Булгакова, здание в котором проживал Серж Лифарь, дом Шолома Аллейхема и другие исторические здания.

Однако всегда целесообразнее равняться на тех, кто достиг успехов на каком-либо поприще, а не указывать, что у соседей дела обстоят еще хуже. Европейский способ сохранения исторических зданий может быть применен и в России, но для этого в первую очередь необходим пересмотр законодательной базы, создание новых законов, регулирующих застройку центральных районов городов и ужесточение ответственности застройщиков и владельцев зданий за сохранность их первоначального облика.

Анна Седых, рмнт.ру